Копия этого дневника есть здесь http://kinster-raven.livejournal.com/
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:32 

Попсовй горный курорт и его окрестности

Доброе время

Я опять дома. Вернулся из Адлерского района. Где я только в этом Адлерском районе не побывал. И в широко известной Красной Поляне, и в забытом самим богом селе Аибга –до которого всего-то каких-то жалких 30 км от первого блокпоста на границе Абхазия-Россия, но эти 30 км тебе приходиться ехать 3 или 3 с половиной часа. Надо сразу сказать. Что командировка прошла отвратительно. Я люблю работать, а подгон результатов в промышленных масштабах меня бесит… Кстати говоря строительство в Сочи достигло небывалых размахов. Последнюю такую же масштабную стройку делали ещё только в СССР. Только в СССР всё было более жёстко и правильно. Отмыв денег в Сочи идёт просто неимоверными шагами. Доходит до того, что 6-и разным компаниям платят 6 раз за одну и ту же работу. Пример: вам надо провести газ, воду и проложить канализацию в определённом селе. Что делают обычно: сначала комплексные инженерные изыскания. Потом 3-и разных проекта (а можно и один) –которые учитывают друг друга –чтобы сократить кол-во земельных работ. Как это выглядит у нас: Для этих изысканий нанимают 3-и разных конторы –которые делают ТРИ (каждая свои) инженерных изыскания. Потом ещё бегают и пытаются согласовать проекты. Доходит до абсурда: У меня на плане нарисована скважина, которую я должен пробурить, отобрать со скважины пробы грунта для лабораторных анализов и оформить как следует (мы делали изыскание под газификацию села). Приезжаю я на точку: там уже три скважины (под электричество, в пяти метрах -под водопровод, в трёх метрах -под канализацию). Т.е. за одну и ту же работу заплатили 4-е раза –и ведь скважину надо ещё оформить, сдать, принять и согласовать –это такая туча денег под слив, просто писец какие мы богатые…
Счёт Кин VS большие собаки изменился до 1:1 (меня не раз драли собаки – но действительно большие только дважды). Бли6, всё! Зарёкся в даль7ние горные аулы без ножа ездить –по хрен, что приграничная зона и особый контроль. Лучше пусть нож отберут (у меня их несколько :) ). Нет, вообще-то я ничего против собак не имею. Но эта помесь сенбернара с алабаем меня чуть не съела. Хотя хрен знает –может быть она конечно бы и подавилась, но всё равно не приято и проверять не хочется. Хорошо, что собаки несколько туповаты и воспринимают цель –всю и целиком. Т.е. одежду они считают частью тебя. Если бы эта тварь откусила бы первым укусом не навесной карман, а моё левое яйцо –я бы потом вернулся в этот заброшенный монастырь, и отец Пафнутий бы 2-мя банками мёда бы не отделался. А так… Кто-нибудь любит мёд? Могу поделиться.
Результат моей поездки в Адлерский район можно представить в виде: задолбался и загорел. В общем я чувствую себя нормально (я ведь дома), и вам желаю всего хорошего. Стучитесь если что, я вам открою.

02:41 

Защита Кина

Доброе время (что-то не звучит это словосочетание –вообще никак не звучит).

Пожалуй, я начну чуть-чуть рассказывать. Вы уж простите, если слова будут звучать сухо. Да и хрен с ним –кому надо –тот прочитает.

Я долго не мог закрыть свою эпопею с дипломом. 9 долгих лет я с переменным успехом продвигался к заветной цели. Не могу –сказать, что я весь из себя молодец, но не полный даун. Нет, всё на судьбу валить не стоит –пару раз можно было напрячься чуть сильнее и сократить временной отрезок на год-другой... Фиг бы с ним –и так сойдёт.
Финальная стадия стадия марафона за высшим образованием, конечно же не имела права пройти спокойно и мирно.
На самом деле всё начиналось очень даже неплохо. Я пол года пинал баклуши. Я даже мордой лица стал походить на человека. У нас на кафедре –если все опыты сделаны, данные получены –весь диплом можно написать месяца за 2 за 3 не напрягаясь –я и не напрягался… Сначала.
Начиналось все действительно не так плохо. Вам когда-нибудь звонил ваш друг, с которым давно не общались? Действительно давно? Тут сразу и не определишь, что что-то не в порядке. За 2 года столько всего могло измениться, поведение человека, его речь, интонации… Классно когда человек, которого столько не видел появляется вдруг и зовёт тебя в гости. И ты едешь в гости, лишь для того чтобы понять –что всё действительно изменилось очень сильно. И что история у неё совеем никуда…
Восьмой месяц беременности –развод. Он слишком много пьёт. Мать одиночка. Двухмесяный ребёнок. Однокомнатная квартира (уже хорошо). Какая-то работа –никакая зарплата. Кавардак в доме. И ты… Сидишь и слушаешь это милое быстрое лепетание. Слишком быстрое, слишком милое и слишком много энергии в этом истощённом теле. Сидишь и понимаешь «что» здесь не так. И тогда тебе становиться дурно… Нет. Просто погано…
Мне было в жизни очень плохо. Гораздо хуже чем тогда –но никогда так погано… Ни разу в жизни.
И кроме всего того, что ты испытываешь глядя на эту счастливую женщину. Чьё счастье скоро закончиться и придётся принимать следующую порцию счастья –ты понимаешь –что ты палочка-выручалочка.
Я палочка-выручалочка. Так уж склалось. Не знаю как, но даже те люди, которые меня почти не знают –когда им очень плохо набирают именно мой номер. Пусть он будет последним в их списке –но он будет набран, когда всё совсем плохо.
Клянусь вам у меня полу в шутку создаётся ощущение, что однажды в 3 часа ночи мне позвонит мой друг… Нет, не для того чтобы сказать: «Кин, что-то мне хреново –давай поболтаем?» -это я за всегда пожалуйста, пользуйтесь на здоровье... Нет, он позвонит и скажет: «Кин, у нас тут труп». Далее в воображении проскакивают кадры как я беру: ножовку, мачете, рюкзак, перчатки, кучу мусорных пакетов…
Шутки шутками, шутки в стороны…
Вы когда-нибудь видели гиперактивных супермамаш? Я такое наблюдал. Зрелище не из приятных. И ты едешь домой, обещая уходя, вернуться и навестить… Я всегда возвращаюсь. И навещаю. И навожу порядок… Если получиться.
Первая встреча с ней была для меня шоком. Я был как пришибленный. Спиды и двухмесячные дети –в моей голове были вещами несочетаемыми. И вот они скрестились на женщине, которую я хорошо знал. Я ненавижу наркотики! Блин… Я ведь даже не курю… Я же трезвенник… Какого чёрта на своём пути я повстречал столько наркоманов, что бы определять их сходу?!
Я вернулся… через день. Купил продуктов. Помог убраться в квартире.
И ещё через день тоже вернулся. Приготовил пожрать. Поиграл с ребёнком пока мать с глазами самого счастливого существа на свете летала по комнате занимаясь какой-то ерундой.
И ещё через день… тоже вернулся.
День за днём, слово за слово, кадр за кадром –чувство беспомощности сменялось злобой. Холодной такой, тихой, чёрной… МАТЕРИ С МЛАДЕНЦАМИ НЕ ДОЛЖНЫ ПРИНИМАТЬ НАРКОТУ! Блять, да матери вообще не должны! Да все не должны!
…Как ни странно я её понимал. Маленький ребёнок, муж-алкоголик, развод на восьмом месяце. Ей нужно было что-то, что не позволит ей перерезать себе вены и при этом даст силы тащить на своём горбе малыша. Это такой антидепрессант с нехилой дозой энергетика. Чтобы хоть как-то выжить в этом мире… Меня ломало. Сильно ломало –я не знал, что делать…
Я приехал в очередной раз и застал у неё её «подругу». На хер таких «друзей»! Я наверное хороший социальшик если ничем не показал –как я возненавидел эту женщину. Её никогда не учили, что сливать таблетки матерям с маленькими детьми –плохо. Она легко отделалась, всего-то два выбитых зуба, имя, телефон и способ найти пушера да ещё угроза –никогда больше не подходить к Лене и её спиногрызу. Естественно это всё было сделано уже после того как я покинул ленин дом.
Злоба кипела… Мне хотелось кого-нибудь убить. Очень хотелось…
Я может 3 года без рукопашки. Год без физических нагрузок –но всё дело в психологии. Всё дело в ней родимой. Я его нашёл… Нет –с ним всё в порядке (в смысле он жив) –через месяц наверное сможет ходить… На костылях.
Я не учёл одного… Наркоман наркоту всегда найдёт… Я приезжал уже каждый день. А лучше всё не было. Я почти положил х#й на свой диплом. Я снова начал натыкаться на людей в её доме –они были такими же зависимыми как она, с одним исключением –У НИХ НЕ БЫЛО 3-Х МЕСЯЧНОГО РЕБЁНКА!!!
Знаете, что самое поганое в этой ситуации? Под своей наркотой –она была идеальной мамой. Играла с ним, кормила, всегда всё делала вовремя, всё успевала… И это меня ломало –я же знаю, что наркотики зло. Но пока она была под этой дрянью –она была хорошей матерью. Просто отличной…
Её всё не отпускало. Я не знаю, где Лена брала свои наркотики –на работе, ещё где –она их находила. Я не мог на неё давить –она твёрдо решила для себя что ей от этого лучше. Второй раз я наткнулся на людей торгующих этой хренью уже в её квартире. Я ввалился во входную дверь, которую она перестала закрывать с двумя сумками продуктов. Застал финальную часть сделки. Не знаю почему не убил их на месте… …Знаю. Не хотелось ронять детское питание в стеклянных банках на пол.
Я догнал их уже у автобусной остановки… Мне первый раз в жизни разбили бутылку об голову (и руку децл поцарапали –всё-таки рукопашку не стоило бросать). Я был на самом пределе самоконтроля –давно так не было. Да я вас, мрази, и с 2 сантиметровым шилом бы в реанимацию оприходовал в таком состоянии, не то, что с канцелярского ножа! И в худшие свои годы! А сейчас они были не худшие! –Я очень не плохо питаюсь последнее время! Распрощался! Я их теперь по шрамам в любой толпе узнаю… Всё они поняли. Всё они уяснили… А я пошёл домой вытирая футболкой голову от пива и крови. Через час из зеркала на меня смотрело нечто с паутинкой на правой стороне лба. И я абсолютно не знал, что делать… Вообще.
Я не хотел, чтобы Лена лишилась родительских прав. Я не хотел, чтобы она принимала наркотики. Я не хотел, чтобы её отправили на принудительное. Я не хотел, чтобы маленький Лёша отправился в дом малютки. Я не знал только, как всё это совместить в одном. Не имел не малейшего понятия… И это меня ломало...

01:02 

Защита Кина часть 2

Я не знал, что делать дальше… Я просто делал всё что мог. Как-то приехав к ней домой, я обнаружил не ещё одного наркомана, хотя почему не ещё одного… В общем как раз ещё одного наркомана, только этот был моим приятелем. И этот сел на героин.
Тут надо вставить некую сноску: Лена всегда была слаба на передок. Воли ей не хватало. Может мозги у неё хоть какие-то да были, но воля была слаба. Сергей же был из другой категории людей: умный, волевой… С одной вечной проблемой. Нехватка мотивации. "Если у нас есть цель –мы свернём горы, иначе –мы лежим и умираем" -таким именно образом проходила его жизнь. В результате к 27 он понял, что жизнь всё же окончательное и безповороное дерьмо. Был слишком умён, чтобы убедить себя в обратном, не верил в высшие силы, и не видел смысла бороться за изменение мира к лучшему ибо на своём веку он лучшего мира всё равно не увидит. Поэтому, он выбрал самый простой из способов самоубийства –героин. Просто и с кайфом. А во время ломки у тебя даже появляется смысл :^\ … Вот такая у него была точка зрения. Вот так и поговорили. Он ушёл обещая позвонить, я остался мыть посуду. Лена уснула (наконец-то), кажется она не спала несколько суток –может штуки четыре. Слава Богу, Лёша тоже уснул. Домой ехать было поздно –я аккуратно отнёс Лену на кровать, укрыл её одеялом, запер дверь и расстелил себе спальник на кухне. Свалил уж утром. Приезжать не хотелось…
...Я все равно приезжал. Помогал –отваливал, пытался хоть как-то писать свой диплом –урывками и на коленке. Я пытался. Я смотрел на телефон Опеки и не мог набрать номер. Не знал правильно ли будет набрать этот чёртов номер… До определённого дня…
Я зашёл через вечно открытую дверь. На кухне горел свет. В квартире было тихо, слишком тихо… Она сидела на табуретке с никакими глазами и о чём-то говорила с пустотой. Нет она не раскачивалась как сомнамбула. Просто сидела и разговаривала с воздухом. Маленький Лёша сопел в коляске. Я подошёл к нему –ему давно стоило сменить пелёнки. У пацана –было красное горло, знаете такое, когда долго орёшь и в результате срываешь голос. Я понёс его в ванную. Первый раз отмывал ребёнка и пеленал его, пацанёнок молчал –ему уже было видимо всё пофигу.
Я вернулся на кухню с ребёнком на руках. Мой взгляд снова упал на неё –она меня не видела. Я порыскал по кухне нашёл бутылку для кормёжки и стал поить мальчишку. Он пил медленно так бесстрастно. Мать всё так же сидела, и её голос в котором проскакивали какие-то интонации меня несколько нервировал. Я отнёс ребёнка в большую комнату. Отнёс вместе с коляской –и схватился за голову… Меня переломало.
Я решил. Пошёл в магазин –не помню зачем. Но уже с чистой головой. Спокойный. Я отсутствовал достаточно долго –и когда я вернулся, Лена снова превратилась в супермамашу. Правда, это меня уже не трогало. Телефон Опеки я выучил наизусть.
…Её забрали. Милиция обнаружила у неё такое количество наркоты, что теперь она пойдёт под статью за хранение (после принудительного). В ближайшее время родительские права ей не светят. Я чувствовал себя предателем. Нет, нет –я всё знаю. В следующий раз она могла забыть сына в ванной или не выключить газ… Я это всё отлично понимаю…
Я сказал ей с кого это началось. Я запомнил её глаза… Я ведь был последним –последним нормальным человеком, который остался в её жизни –и я её предал. Сдал. Она почувствовала себя одинокой –одной на всём белом свете –у неё даже сына забрали… Она перестала со мной разговаривать.
Бедный малыш: мать-наркоманка, отец-алкоголик, дед с бабушкой по отцовской линии не хотят иметь с тобой и твоей матерью ничего общего, по материнской линии твои дед и бабка сидят где-то на Украине. В Опеке мне сказали, чтобы я больше не дёргался, всё равно уже ничего сделать не могу. С дедом и бабушкой на Украине они свяжутся сами. Я перестал дёргаться… Внешне…
Время защиты подкрадывалось всё ближе. Сколько-то бессонных ночей, сколько-то времени глядения в экран, щёлкания мышкой и стучания по клавишам. За день до защиты мне позвонил Сергей –попросил приехать. Мне оставалось работы на 3 часа. Да ещё напечатать всё и сброшуровать. Ну ещё доклад выучить –ещё 20-30 минут. Я решил заехать, кто же мог знать…
Он открыл мне дверь, мы выпили чаю. Поболтали. Далее он пошёл в ванную… Не могу сказать, что его долго не было… Просто чувстово было не хорошее. Я постучал. Постучал ещё раз… Выбил на хрен дверь.
…Позвонил в скорую, попытался запустить сердце… Я хочу на курсы первой помощи. Очень. Короче окочурился он у меня на лапах. Потом приехала скорая… До дома добрался, чуть ли когда мне уже выходить было надо. Ни доклада. Ни исправлений –всё уже было по боку. Хоть бы диплом напечатать…
Первый принтер этого утра умер на 16 странице. Поколдовав над ним с 15 минут, я понял, что воскресить его не получиться. Собрался и двинулся в ВУЗ… Забыл студак. Вернулся от метро, взял, пошёл в ВУЗ.
ВУЗ: подхожу к научнику –и говорю, так мол и так… Даю ему свою флэшку. Оказывается я в спешке сохранил всё в докх –а у него старый офис. Научник пожимает плечами, говорит, что ничего не может поделать. Защита уже вообще-то идёт, но меня перенесли в самый конец очереди.
Выхожу из лаборатории иду в соседнюю: Здравствуйте, так мол и так (меня на кафедре все знают –в общем готовы помочь, если что). Потыркались по компам –везде старый офис. В результате на одном ноуте нашли новый, пересохранили, перенесли, начали печатать…Второй принтер отказался отвечать на запросы на 32 странице.
Выхожу из лаборатории, иду наверх, встречаю ещё одно сочувствующее лицо: «Как твоя защита?» Объясняю. Мне дают ключ от ещё одной лаборатории –иди мол там печатай. Бегу, открываю, втыкаю флэшку –«устройство не опознано». И так 5 минут, пока я не вынул все ЮСБ устройства и не воткнул флэшку снова. Мне уже было на всё наплевать, но кажется у меня начиналась истерика. Очень хотелось смеяться, просто очень. А вроде бы ничего смешного…
В результате с ещё небольшими приключениями я добрался до комиссии. И своей головы я что-то им вытащил, что не успел забыть за ночь. Вообще-то не так уж плохо вытащил, учитывая всё происходящее…

И вот я сейчас: Сижу на заднице перед компом. У меня всё хорошо… Нет, это не самоубеждение –у меня правда всё хорошо. Мне погано, но у меня всё нормально, я закрылся, завершил дело с Леной, почти уже нашёл работу, у меня ничего не болит. Ну разве что душа, но у русских людей эта штука всегда побаливает –климат такой. Все извечные вопросы непременно шарятся в моей голове и иногда начинают своё нудное: «зачем», «на фига» и «почему». Я их не гоню, я с ними сосуществую. У меня нет на них ответов, но пока они вертятся в моей голове –они напоминают мне, что я человек. Что пока я спрашиваю себя «зачем», «в чём смысл», «на фига» и т.д. –я тот самый Кин, с теми самыми принципами, той самой моралью и той самой душой. Мне погано, но я думаю, что судьба даст мне передышку перед следующим раундом. Мой минотавр подождёт ещё немного до следующей попытке свалить меня на пол.

Доброго вам времени.

22:52 

Уходя не выключайте солнце

Я сидел на балконе и неспешно беседовал с дождём. Было пять часов утра. В квартире не горел свет. Улица пустовала, и даже машины, похоже, чувствовали моё настроение и притаились где-то на пределе слышимости. Шёл дождь. То, что он шёл -было понятно сразу. По звукам, которые издавали его шаги, по журчанию воды в водосточной трубе, по перестуку капель на листьях. Он именно шёл; неспешно, спокойно. Он, наверное, тоже устал за ночь: серые облака, километровые перелёты. За серым небом я не заметил рассвета. Сумрак и дождь. И квартира с ели различимыми контурами мебели. В пять часов утра из моей квартиры не видно ни одного горящего светом окна –это дополняет иллюзию покинутого всеми города. Казалось что в мире нет никого –все ушли. Забрали свои проблемы, суету, злость, свои пелёнки, грязное бельё и пьянки. Всё собрали и свалили. А меня оставили. Наверное, забыли.
Знаете, чем хороша беседа с дождём? Он идёт –а ты сидишь. Но в отличие от человека, который на ходу кинет тебе пару слов и исчезнет в дали, дождь большой. Он будет идти, и идти, и идти… И на ходу он будет слушать тебя, и отвечать…
Под балконом скопилась лужа, а асфальт у самого дома кое-где пробивает трава. И вдруг я словно вижу… Вижу всё тоже самое, но: дорогу в трещинах он корней деревьев, прямо посреди проезжей части выросла кривая, но очаровательная берёзка. Бордюры потрескались и развалились. А по самому дому идёт большущая трещина, из которой торчат побеги вьюна. Прямо под балконом пробегает заяц. Он мокрый и грязный –ему неуютно и холодно. Он идёт к своей норе. На ветке перед моим окном сидят две совы, дождь стекает по ним струйками. Они укутаны в свои пернатые куртки и у них слипаются глаза. То есть нет их глаза в буквальном смысле абсолютно открыты –но в зрачках ночных жительниц видно: как им хочется спать. Угол соседнего дома, тот который оплёл дикий виноград и у которого растут кусты малины, кажется спрятал чей-то мокрый грязно-рыжий лисий хвост. В городе давно больше нет людей. Всё так спокойно…
Хотелось бы верить. Вы знаете, я люблю этот город, мне хотелось бы верить, что он умрёт тихо, спокойно. А на его могиле вырастет лес. Красивый такой, чисто русский смешанный лес. Что когда-нибудь его брошенные автострады прорвутся корнями орешника, ели и осины. А на детских игровых площадках найдут себе жилища барсуки и еноты. Хотелось бы верить… Просто не хочу видеть развороченные бомбой улицы и сметённые взрывной волной дома. Или, как вариант, заваленные отходами дороги и радиоактивные свалки на месте бывших парков и скверов –тоже не хочу. И то, что я этого уже не увижу –не оправдание. Я просто не хочу, чтобы так всё закончилось. Всё же, если нам суждено умереть –пусть мы тихо уйдём. Без мировых войн и погребения самих себя под бытовыми и промышленными отходами.
…Дождь усиливается. Он ускоряет шаг. Я пойду –долго сидеть полуголым на балконе -вредно для здоровья. Я немного устал и иду спать. Я очень надеюсь, что когда я проснусь, вы все будете здесь и никуда не уйдёте. Спокойной н… То есть доброго утра.

Москва 2 авг 2009 5:43

05:45 

Ты уже мёртв

22:12 

Душа Города

Город тихо зажигал окна. Они зажигались на полчаса не больше. Потом огни в окнах тухли, и люди двигались на работу. Люди искали автобусы, садились в электрички, ехали в своих машинах –люди куда-то двигались. В толпе, в одиночестве, в суете легко забыть о том, что ты человек. Что ты индивидуален, что ты не суета. Что уж тут говорить о мелькающих лицах, которые скоро начинают сливаться в сереющий фон, в толпу создающую некоторое шумовое загрязнение. Жизнь Мегаполиса. Двигающийся муравейник. Быстро и легко забывается о том, что каждый стоящий рядом с тобой в метро человек, каждая пробегающая мимо в спешке тень, каждая промелькнувшая мимо машина –несут в себе души. Души таких же как ты людей. Страдающие, скучающие, со своими проблемами, со своими недостатками, со своей индивидуальностью и необычностью, которые так же как и ты растворяются в суете большого города.
Растворение себя в толпе, растворение личности в массе. Растворение души. Растворение в городе… В наш век индивидуализма люди привыкли считать себя уникумами. Но, к сожалению, иногда забывают считать уникумами других. Да и как их такими счесть, если человек –это всего лишь шмотки и личико на пару минут соседствующее с твоим. Может именно поэтому люди теперь всё чаще обращают внимание на свой внешний вид? Если не будет его (внешнего вида), что останется от меня? Что я, если не промелькнувшая мимо внешность?.. Мы все так индивидуальны, и мы ненавидим толпу убивающую нашу личность, забывая о том, что толпа –это мы. Что толпа состоит из личностей, забывая о том, что презирая толпу –мы презираем себя и таких как мы.
Толпа не убивает нас. Мы просто выключаем себя. Попробуй войти в толпу, попробуй отпустить себя. Попробуй стать толпой, завертеться в карнавале огней, которые Мегаполис включает вечером. Поймай радость, которая хлещет людей на концертах, на дискотеках, на вечеринках. Я почти уверен, что каждый из нас хотя бы раз ощущал себя частью толпы. Чувствовал то, что чувствует толпа, делал то, что делает толпа. Так легче: кирпич в стене, капля в реке, пыль летящая по ветру. Ловишь течение и течёшь –так просто. Так легко…
Возвращаясь с работы… учёбы, из офисов, квартир друзей, спортзалов, кафэшек… посмотри вокруг себя. И попробуй уловить в себе душу. Почувствуй себя человеком… Почувствовал? А теперь обернись и посмотри в лицо тому, кто стоит рядом с тобой. И увидь в нём человека, почувствуй в нём душу. А потом в следующем, и в следующем… И в каждой пробегающей мимо фигуре увидь душу… В усталой женщине лет сорока в строгом пальто и с ребёнком на коленях. В этом ребёнке изучающем огромный мир широко раскрытыми глазами и всем своим видом показывающему свой интерес к этому делу. В угрюмом мужчине в чёрной кожаной куртке с портфелем в левой руке. В подростках с наглыми лицами, разговаривающих о пустяках по большей части нецензурной речью. В старушке, укутавшейся в шаль, ворчащей себе под нос о нынешней молодёжи. И в спящем с ней рядом на сиденье парне с усталым видом обнявшего свой потрёпанный походный рюкзак. Увидь в них души. И в гламурной блондинке, и в старом пенсионере, и в студенте, и в поварихе-тёте Клаве… Тогда ты поймёшь –что город не убивает личность. Город это их скопление. Муравейник личностей, когда из зачастую просто не успеваешь рассмотреть и понять. Но все они живут. В каждом окне свои жизни и свои души. В каждом лице –свои страдания и радости. Взгляни на них, хотя бы мимоходом. Сделай это как-нибудь. И может быть тогда тебе станет чуть легче… Может ты перестанешь ненавидеть город?..

Не стоит и пытаться каждый день вглядываться в лица людей в поиске их личностей и душ. Не стоит насиловать себя и пытаться полюбить весь мир. Толпа разношёрстна и не является хорошей. Но иногда надо напомнить себе о том, что город живёт. И не сам по себе, а нами…

01:34 

I`m shining

Доброе время

Встречаться с друзьями всегда хорошо. А если ты их давно не видел, то вообще очень-очень-очень хорошо. Помня давешний диалог с Холан, я пригласил её и Михапуха на МЯСО. В смысле на мясо, ну на свиное мясо. В смысле на тушёное мясо с жареной картошкой и пару салатиков. Я воочию убедился, что Холан всё-таки любит мясо. Но так как она девушка миниатюрная, то много в неё не влазит (фунта четыре, не больше). Вы знаете, очень тепло становиться на душе, когда видишь пару, которая шесть лет вместе и им хорошо вместе. Тепло, радостно, мило так… Не буду уж рассказывать, что да как было на встрече старых друзей. Понять это могут только те, кто сильно с этим связан, а все те, кто действительно с этим связан в тот вечер были у меня дома. Так что они и так всё знают, а если я о чём-то тогда не сказал, так это от избытка чувств. Но вы же меня знаете, сами наверное поймёте… :^\ Привыкли уже (цитируя Михапуха).
Мда. Миха, подари Холан тельник. Что такое?! Геологическая девушка, а ни разу в нём не ходила. Мало того, она даже не вспомнила как он называется!!!!! Скво данный момент просто поверг в шок. Она, по-моему, даже уронила челюсть под диван, потом все вместе искали порядка получаса…
Но в общем приятно другов накормить свининой в… в воскресение!
И я! И я! И я! Ляля ляля ляля…
А по поводу выковыривания лука гостями из еды, то я сразу вспоминаю: «…Моя дочь конечно же любит розы и небритых мужчин… Но она ненавидит лук!» Короче я запомню про лук, не боись.
В понедельник, я встретился с ещё одним человеком, которого давно не видел. Она светиться… По моему, даже пуще прежнего. Был такой период, когда она словно потеряла свои крылья. Но сейчас мне было очень тепло, по настоящему тепло, сидеть в маленькой кафешке за пластмассовым столиком, поглощая… как это называется… -шоколадное фондю! И видеть напротив себя действительно счастливое существо… Очень тепло становиться на душе, когда знаешь, что те кто тебе дорог –счастливы. Ты ведь счастлива? Правда?
Со всеми этими встречами, я понял, что тоже почти свечусь… По крайней мере излучаю. Вот только какие волны? Посидев дома, посмотрев в окно, я понял, что моё настроение колеблется между блаженным тихим счастьем и глубокой томной грустью… Я то ловлю солнечный свет лицом и щурюсь довольно, словно сытая кошка, которую чешут за ушком. То смотрю в даль, и вижу лишь серые облака, грязные дороги и одиночество, хмурясь от количества невзгод пережитых и предстоящих. Я то устало поднимаюсь с койки и, желая отключить разум, иду мыть посуду. То выбегаю на улицу с надеждой поймать лицом снежные хлопья и улыбнуться морозному ветру, мечтая о чём-то добром…
Ребята, я очень рад, что я вас наконец-то увидел. Мне не хватало ваших улыбок, шуток, не хватало иронии и доброты, не хватало чудаковатости и свечения. Я счастлив. Я рад за вас. Вы настолько хороши, что даже сами не осознаёте этого. И я, правда, счастлив тем, что вам хорошо… Просто я вам завидую ;^\ Пусть у вас всё будет хорошо. И даже ещё лучше.

П.С. Кстати, вы светитесь…

11:00 

Я дома

Сегодня ночью в 2:28 я вернулся домой...

02:33 

Семья

Что для меня семья? Это слово. Что я понимаю под этим словом? Вы странно спрашиваете, что конкретно вы хотите знать: что я понимаю или что я чувствую? Что это для меня, или как я хотел бы её видеть? Для меня? Ну чтож возможно вас это и не удивит.
Семья это люди, и люди прежде всего. Без них а не без их присутствия –семьи быть не может. Семья –это люди и всё что с ними связано. Семья –это непонимание. Это пелена тумана, пелена густого серого тумана между людьми. Тумана –который начинает превращаться в удушливый и тяжёлый дым, если ты пытаешся через него прорваться. Семья это задыхаться в чистой квартире –от духоты в своём сердце... Семья –это боль. Это боль, которая бьёт тебя хлыстом –и оттого она больнее, что боль тебе причиняют те, кого ты любишь больше всего на свете. Семья это боль. Боль, которую ты ощущаешь сквозь пелену тумана, боль которую ты вызываешь за этой стеной тумана и которая доходит до тебя искажённая и извращённая вашим непониманием. Семья –это боль... Семья это страх. Страх, который сковывает тебя в движениях, страх, который заставляет видеть в тумане то, чего там на самом деле нет. Видеть чудовищ в тех, кто ими не является –семья это страх... Семья это клетка –это оковы раба. Ты должен. Ты должен, даже если бы быть должным не хотел. Ты должен, и отдавать долги тебе приходиться за то, чего ты не брал и не делал. Семья –это тюрьма. Это тюрьма духа... Семья –это любовь. Любовь бессмысленно сияющая в твоей руке. Любовь узким лучиком ищущая проход в тумане непонимания. Любовь, которая умирает в дымке и теряется во мгле. Семья –это любовь. Любовь, которую как рапиру сжимаешь в левой руке и бьёшь ей. Бьёшь со всей своей силой, желая пробить туман. Убить его. Сломать эту стену. Это любовь. И за этой ослепительной любовью ты не видишь самого тумана и не видишь других. Ослеплённый, ты стараешься донести свой выпад до цели… И доносишь его. Точно в цель... Рапира, пробивающая стену тумана, возвращает тебе искажённые стоны. Стоны тех, кого ты ударил в своём порыве. Стоны тех, кого ранила твоя причинённая любовь... Ты возвращаешь рапиру в ножны. А стоны эхом всё ещё разносятся по туману, принимая невиданные формы и внушая страх и отвращение. На твоей любви остаётся кровь любимых и роса охлаждённого непонимания, слившиеся в единое целое. Рапира отправляется в ножны и достаётся всё реже. Туман всё реже рассеивается и показывает тебе близких. И ты уже начинаешь принимать чудные образы тени, обманы зрения и клубы тумана, за тех, кто тебе дорог... Вот что такое для меня семья. Семья это осколки –осколки от самой семьи. Осколки стекла, что разлетелись по земле и затерялись в траве. Из этих осколков уже не соберёшь витраж. Из разбитой семьи не собрать новую. И ты рыщешь по траве и твоя любовь –твоя сверкающая рапира освещает тебе путь. Ты собрал всё, что мог. Но всё, что ты собрал, умещается в ладони. И тогда ты закрываешь ладонь. Сжимаешь ладонь сильно-сильно, чтобы ни один ветер в мире, ни какое землетрясение и никакой враг не смогли выбить их из твоей руки. И тогда осколки впиваются в твою ладонь. Они режут твою руку, из под пальцев сочится кровь. Семья –это боль. В левой руке рапира -в правой стекло...
Что я хочу от семьи? Как бы я хотел видеть семью? Без того, что я сказал вам до этого -я не смог бы вам ответить. Я хочу... Я хочу, чтобы туман не был таким удушливым. Я хочу, чтобы яд не наполнял его росу. Я хочу уметь молчать. Молчать, когда через туман в меня бьёт чужая светящаяся рапира. И я буду молчать. Я буду молчать, даже если эта рапира пробьёт мне сердце. Я хочу молчать... Я хочу. Я хочу уметь фехтовать. Я буду уметь фехтовать. Я буду фехтовать так, чтобы рапира резала туман в клочья, чтобы свет пробивался сквозь дым. Я буду колоть. Колоть так, чтобы моя рапира проходя сквозь туман касалась кожи. Но я не хочу даже капли крови, тех кто мне дорог. Я буду уметь фехтовать. Я буду учиться. Я буду любить, но не хочу убивать своей любовью...
Кисть свободна, локоть присогнут, рука расслабленна. Ноги расставлены. Спина прямая, взгляд расфокусирован. Рапира привычно греет ладонь. Так я и буду стоять перед пеленой тумана, с рапирой в левой руке. В левой. Моя правая была слишком плотна сжата. Сжата и сейчас...

@музыка: тишина

@темы: семья

22:42 

Лабиринт

Доброе время…

Конец июля 2007 года. Точнее где-то 23 число…

Вы когда-нибудь ощущали себя словно на ринге? Не на обычном ринге. На ринге где ставка слишком высока, хотя при этом ничего не стоит? Когда ваш противник занимает весь противоположный угол? И если вы пустите свой лучший апперкот ему в челюсть –то даже сквозь перчатки почувствуете бетон под кулаком. Да это он…
Минотавр почти слеп. Он щурит свои маленькие глазки из под массивных надбровных дуг. В идеале можно попытаться ослепить его –но глаза посажены слишком глубоко –удар придётся в кость –не обманывайте себя…
Он быстрый. Хоть и инерционный –но быстрый. Нельзя попадать под его кулаки –кости переломает. А если всё же получил удар – не падай под копыта –затопчет…
Большинство не выдерживает первого раунда. Один удар бросает человека на канаты. И если ты находишь в себе силы не упасть –вряд ли тебе хватит воздуха прийти в себя перед вторым ударом… Некоторые выкатываются с ринга. Кто-то разумно предполагает, что лучше не вставать –один удар –десять секунд – и ты свободен от поединка с минотавром.
Стойкие могут достоять до гонга. Плевать воздух из лёгких, зажиматься, ютиться, стараться хоть как-то увернуться… Главное дотянуть до гонга. Всё сводиться к ловкости, сноровке и… удаче… Если тебе не свезло –и в тебя попали –считай ты лёг. А если и не лёг, сломанные рёбра и больное колено напомнит о себе в следующем раунде…
Кому-то везёт, кто-то достаточно ловкий и удачливый танцует перед носом чудовища, нащёлкивая бетонной махине молниеносные серии, щёлкая по носу и изредка пробивая нижними в стальной пресс. Чудище злиться, чудище бросает свои кулаки-локомотивы в счастливца –но он успевает нырнуть под руку и вновь, под восхищённые аплодисменты, молниеносно ответить серией в угрюмую морду голема.
Он счастливчик –любимец фортуны! Он может себе это позволить. Он будет сгонять с себя семь потов. Будет сбивать кулаки под разбухшими перчатками в кровь. Будет жадно глотать воздух в перерывах… Но на ринге он будет улыбаться… Пусть все видят! Он побеждает! Он лучший!
…Главное не заиграться. Главное, чтобы блеск улыбок поклонниц не ослепил тебя на долю секунды… Если же ослепил… -увы, падать будет больно. Минотавр не любит когда над ним насмехаются…
Некоторых после нескольких блистательных раундов уносят. Они больше никогда не выйдут на ринг.
Кому-то хватает сил подняться и продолжить свой путь. Может уже не такой блистательный –но продолжить… Хотя обычно тем, кто изведал каменного кулака не суждено встать…
…Чётко помню свой первый раунд. Полутьма полупустого зала и тусклый свет ламп над рингом. За квадратом света в толпе слабо угадываются знакомые лица. Некое чувство нереальности. Скучающий конферансье (или как его там) объявляющий поединок потоком банальных фраз. Странная громада в другом углу. Там фонарь почти не горит. Она выситься над канатами и потом по взмаху исчезающего рефери начинает вставать… Боже мой, я думал оно уже стояло!.. Медленно, неуклюже минотавр поднимается на свои колонны-ноги. Он сутул… горбат… Да так, что плечи его сильно выше чем голова. Если бы он расставил руки –он бы почти перекрывал ринг…
Помню маленькие красно-серые глазки над чёрным носом. Смотрят безразлично и в тоже время показывают кто здесь враг… Звук гонга! И ноги спешно бросают молодое тело в атаку!.. Помню пара пируэтов для отвлечения и потом серия без разбора куда!.. Помню, как после этой второго удара кулаки стали отдаваться болью… Первые уроки. Удивление, когда получивший апперкот минотавр, даже не пошатнувшись резко выбросил сбоку руку… А он оказывается может быстро двигаться… Помню как кулак чиркнул по плечу и плечо онемело… Минотавр медленно и неуклюже наступал, сердце уже выдавало двести, левая рука висела плетью, а раунд только начинался...
Помню расползающийся по телу страх…
… И вот сейчас, увернувшись от боковой затрещины, запустить три прямых в нос чудовища (нос минотавра –слабое место). Каменный голем зло рыкнул, и отработанное движение вкрутило минотавру левый буздыган в живот под рёбра. Рык сорвался –только когда минотавр не молчит ему можно пробить пресс. Нырнув под правую руку, закатить классический раскачной сверху вниз в ухо голему. Заходить ему за спину нет смысла –хотя есть возможность –там один горб да копыта. Если лягнет –то мало не покажется. Минотавр поворачивается –я отхожу. Пару раз попружинив на ногах боком сдвигаюсь по окружности. Глаз косит на часы. Минотавр бросается вперёд. Я тоже! –навстречу ему!.. Постучал кулаками по блоку и… Гонг.
Серо-красные глаза смотрят как всегда –безразлично. Он поворачивается. А я… позволяю себе улыбнуться. Не ему. А куда-то вглубь себя. Рёбра всё ещё побаливают, но в этом раунде –я не хромал –это хороший признак. А ведь раунд назад –он свалил меня. Ещё один удар и я покатился по пружинящему полу. Минотавр остановился –он очень дисцмплинирован. Взявшийся ниоткуда рефери повёл счёт. Часы показывали без 0:09. Если я не успею встать –то всё. Усталость нежно легла на плечи, а пол был такой мягкий. Упрямство упёрлось кулаками в землю и одна нога поднялась с колена… Я поднялся на цифре восемь –спешить было некуда. Гонг. Разбредаемся по углам…
Поворачиваясь к своему углу я вдруг вспоминаю…
Гонг…
Я автоматом делаю два шага назад. Мысли сейчас запаздывают и я вижу как голем поворачивает мне свою спину. Я вдруг понимаю, что на обездвиженную руку капает кровь откуда-то с лица. Когда успел?.. Я стою, а минотавр неуклюже приближается к своему углу. Тот кажется мал для него. Его спина маячит перед моим взором –а я только-только начинаю соображать. Я только-только начинаю понимать, что это значит. Я гляжу в спину минотавру. Смотрю на табло, поворачиваюсь и иду в свой угол…
Я выиграл первый раунд

02:19 

Пора уже

Доброе время.

Я сижу у одной моей хорошей знакомой, у моего лучшего друга, у девушки, которую я очень уважаю и у существа с которым у меня много общего. Я сижу за её компом. Точнее за компом её мужа. А Скво сидит на кухне со своим ноутом и что-то делает с фотошопом. Мне прекрасно. Только вот ужасно болит раздробленное колено, что боль проходит даже сквозь обезболивающие. Я немного плыву, как всегда после укола этого лекарства. А мой врач всё ещё удивляется как я перемещаюсь без посторонней помощи. Я скоро лягу в больницу, через три (ах чёрт уже чкркз два) дня. Если всё пойдёт хорошо, то может быть я не буду хромать всю оставшуюся жизнь, если конечно я снова не получу какую-нибудь проблему, на свою больную гол... то есть колено. Я не плохо себя чувствую -если оторваться от физической боли. Только вот немного неудобно -что занимаю чужую жилплощадь -хоть и временно.
Скво радушно предоставила мне вписаться в её квартиру до дня опрерации. Просто я не могу появляться какое-то время дома. Так уж вышло -что я встретился с одним своим хорошим знакомым (кое-кто из здешних его точно знает -это Кхагрим -ник у него такой). Мы поболтали, посидели у меня дома. Давно не виделись засиделись до утра. Кхагрим пил пиво -я тянул из пакета молоко. Всё шло своим чередом. Рассвет за окном -напомнил нам, что на тоже надо спать. Что новый день -несёт свои трудности и неплохо было бы подготовиться к этому и набраться сил. Сон приятная штука -особенно сли тебе не надо завтра на работу. Мы разошлись часов наверное в пять. Кхагрим плюхнулся на диван и мирно захрапел. Я сел на 5 минут за комп добил недобитых орков во втором варкрафте, погасил монитор и грохнулся в постель. Тьма крывшаяся на изнанке век быстро поглотила меня и вот я уже видел сны...
...Сны превратились в кошмары и я роснулся от боли... Склеротик, твою мать! Кто забыл вколоть себе (твою,сука мать!) обезболивающее. Боль была невыносимой. Как будто металические стержни рвут связки в ноге, как будто кость разошлась не на шесть а на тысячу кусков. Блин! Какого я такой тупой?! Я еле дополз до тумбочки. А мне ещё приходилось не орать. Там за стенкой спал Кхагрим -и уж он-то вообще не был виноват в том, что я оказался таким дебилом... Ладно проехали. Изображая из себя маленький медленный маятник я посидел на постели с 10 минут, сжимая зубы и шёпотом напевая себе какие-то песенки из своего плейлиста. Обезболивающее действует быстро -вы не подумайте, но мне нужно было ещё успокоиться и к тому же оно сильно бьёт по мозгам, как будто мозги наплоняются туманом. Ты вроде бы адекватен, но мир почему-то плывёт...
Короче уснуть я уже не мог. решил пройтись хоть немного. Чтобы проветриться -но не сильно ногу напрягать. А в голове гудит лекарство и боль ещё слабым эхом мотается куда-то по организму. Я оделся тихо. Накинул куртку на плечи и вышел во двор. Не знаю, что рано утром компания молодых парней и девушек делают на скамейках, да и не моё это дело. Но кажеться некоторые из них были уже немного поддаты. "Время не подскажешь?", "А деньги есть?" "А ты сам-то кто?.." -в общем слово за слово и чем-то я им не понравился. Точнее одному из них. А я только из подъезда вышел, писал уже, что сонный, что после лекарств и больно немного в колене. В общем действовал как-то сорее по рефлексам, чем по соображалке. Понял, что ногу напрягать нельзя и тут...
В общем больно было. Сильно больно. Но не мне. хорошо что не убил. И по дурости своей -я зашёл обратно в подъезд (хотя они меня тут и так часто видели, так что знают, что я тут живу). В общем пока наверх поднялся -понял, что сделал. Человека хорошо покалечил -тысяч 30 операция будет стоить (это в лучшем случае (рублей -если кто не понял) -а ещё оплата лекарств и т.д.) короче -жутко мне немного стало. А мне с милицией видиться нельзя. Я человек призывной. От армии уклоняющийся. Здоровье у меня отменное (хи-хи... глядя на своё колено -кстати, может пробью себе отмазу от армии по этой ноге?). Но пока я покалечил человека перед своим домом, а уменя через пять дней операция -мне сейчас только с ментами и судом связываться. Ну что: разбудил Кхагрима, сказал "Вставай друг", поднялись, чай попили, двинулись. Он -домой, я искать где перекантоваться в ближайшие пять дней(а точнее ночей). После операции -я вернусь и решу уж как-нибудь возникшую проблему. А пок не хочу сидеть в КПЗ без своих медикаментов (может быть всё гораздо мягче будет -но я выбираю самые жёсткие варианты -я просто параноик, да и мама говорила, что лучше перебдеть, чем недобдеть).
Вот и сижу я в чужой квартире, пью молоко, закусываю свеже купленными мной пончиками и кормлю хозяйку квартиры свеже купленным мной и свеже пожаренным мной же мясом. Местные хозяева как-то пофигистически относятся к тому, что себя надо кормить (почти как я -когда один дома). так что я разве что не надел на себя фартук (его тут просто нет) и кормлю Скво произведениями своего скромного кулинарного мастерства (вообще-то готовлю я не плохо). На второй день Скво взмолилась о пощаде. Она заявила -что она не умеет отказываться от пищи, нотакое количество еды ей никогда не готовили, и теперь она объелась на неделю вперёд и чувствует себя толстой и неповоротливой... Короче развлекаемя каждый как может. Я мою посуду и готовлю -Скво лазит по инету, обыгрывает меня в дурака, безуспешно пытается выиграть в очко или покер, потом давит меня интеллектом. Потом мы сидим болтаем и удивляемся внешнему миру, при этом грустно глядя в окно и проклиная погоду. В общем было бы просто отлично если бы нога не болела.
Я очень благодарен Скво за то,что она меня приютила. И я вот что хочу спросить (ответа не надо -просто задумайтесь): а смогли бы вы приютить товарища, если бы у него возникли проблемы и ему нужно было бы пересидеть пару суток, ненделю или хотя бы одну ночь. Можете ли вы себе такое позволить и захотите ли вы? Я отлично понимаю, что не многие владеют своей отдельной квартирой. Многие вообще не имеют дома (мне-то как раз наоборот с этим аспектом повезло). Можете ли вы? Ответьте на этот вопрос себе. Это всё что требуется.

Да и не ждите меня до конца июня. Я буду перемещаться: из койки в операционную, из операционной в койку. Всего хорошего.
Кин.

@музыка: Шмендра: песня под названием "14 часов"

@настроение: хорошее

23:16 

Я вернулся

Доброе время

Раз уж я вернулся, то начну я с наиболее светлых ощущений. Не знаю как в других регионах земного шара, а в Москве сейчас осень –вышивает золотом по листьям. Привычная ностальгия накрывает душу. Память услужливо подбрасывает обрывки былых дней, а порой и ночей. Грусть лёгким плащом нежно, медленно, спокойно опускается на плечи. Запахиваясь в тёплую ткань воспоминаний, подставляя лицо солнцу и вдыхая холодный осенний воздух я плавно передвигаюсь по желтеющему шуршащему ковру из опавших листьев.
Вот оно осеннее солнце. Вот оно ясное небо. Вот он кристально-чистый прозрачный воздух. Здравствуй, Осень, я вернулся. Мы снова вместе…
Оставшиеся ощущения прошедшего лета –отодвигаются на задний план. Холод и солнечный свет. Планирующие листья. Время парашютного спорта для всех деревьев. Шаг в пропасть из приятного и уютного ничего…
Я дома. Я вернулся… Да в общем-то я никуда и не уезжал. Вроде бы был всё время рядом, что же случилось?.. Кто-то сказал однажды, что уезжая –мы уезжаем навсегда. Возвращаются уже другие. Он, конечно, был прав. Но иногда мы оставаясь –пропадаем, и возвращаемя уже другими.
Я вышел на улицу в воскресение –день свободы между работой и учёбой. один день –и море свободы. небо свободы. Да целая вечность свободы… И вечность грусти… Словно рентгеновским лучом грусть прошила душу насвозь. И, как после интенсивного излучения, душа начала светиться в ответ.
Ни о чём не жалеть?.. Ни о чём не жалеть –ужасно, поверьте… Даже если ты ничего не хотел бы менять в своей прошедшей жизни – ты всё равно никогда не сможешь почувствовать эту жизнь заново. Ты не сможешь увидеть осенний рассвет на Урале где-то у вершины безымянной горы. Никогда не возродишь радость первой победы над речными порогами в своей старой и потёртой байдарке. Не сможешь сжать в своих руках ТУ, которой отдал,.. вырвал из груди и бросил!.. своё пылающее и плавящееся сердце… Это не повториться. И каждый новый день будет дарить новое время. И будут ещё рассветы, и будут ещё победы. И будет ТА, которая с улыбкой примет из твоих рук пылающий и пульсирующий жизнью подарок!..
И пусть будет так! Пусть время сменяет время. Так должно быть… Пусть так и будет…
Но ничто не заставит человека не желать повторить эти моменты –у каждого свои… Уходя мы всегда оглядываемся назад. А те кто не оглядывается, тот всё равно хочет оглянуться…
Оглянись. Словно слайды сменяющие друг друга, память поднимает со дна времени забывшиеся моменты. Вспомни, парень. Теперь ты дома… Я дома. Здравствуй…
Здравствуй и помни…

22:35 

Мне больно

Мне больно…
Чёрт! Простите, что без приветствия –просто так вышло.
Мне больно… Угу… Сегодня один человек сделал мне больно.
ЭЙ ВЫ! СЛЮНТЯВЫЕ РОМАНТИКИ! ПОЧЕМУ вы сразу думаете, что это сделал любимый человек?!!
…Меня просто ударили… По голове. Больно.
Били дубиной. Что самое интересное –хорошо попали. Помниться я когда-то говорил, что всегда выигрываю?.. Враньё! Иногда не получается ударить и убежать. Иногда получается, тебя бьют, и ТЕБЕ приходиться бежать.
Мне пришлось… Так что я лежу сейчас на диване, смотрю в потолок и думаю о том как мне больно. Сотрясения вроде нет… Я, конечно, схожу к врачу, но вроде нет… Так что мне сегодня не очень.
Боль разная бывает, так что про такую боль тоже лучше не забывать когда пишешь дневник.

P.S. Да, и это… Простите меня за «слюнтявых»… Я вообще сам романтик… Просто мне больно…

P.P.S. А если подумать, я всё равно выиграл. По очкам. Не 1:0 но разница в счёте была приличной…

22:16 

Обряд гвоздей и лопат. (на этот раз без огня)

Время.

Когда кто-то дохнет -это может быть неожиданно... А может быть и нет. Я думаю, что к смерти нельзя привыкнуть. Можно привыкнуть к автоматным очередям, касетам с шипами, химическому оружию... Но к смерти... Хотя может быть те кто видел её больше чем я, а такие естесственно есть, могут со мной не согласиться. Может они смогли привыкнуть. Я похоже нет. Но когда умирает человек, который должен умереть...
Время -это штука неумолимая, с этим успеваешь смириться. Так умрёт мой отец ( дай Бог, чтобы не скоро), если повезёт так умру я. А если нет... Значит нет. Я только хочу, чтобы моя мать не дожила до этого момента. Ей точно не будет приятно хоронить своего единственного сына. Она будет плакать... Вы знаете, я хочу... Моё желание очень странное, я хочу: чтобы когда я умер все радовались. Чтобы никто не плакал. Чтобы всем было хорошо от того что я помер. Странное желание, но оно похоже исполниться только если при жизни -я буду заставлять людей плакать. И именно поэтому моя мечта похоже невыполнима. Я хочу, чтобы моя жизнь не была костью в горле тем кто мне дорог. Вот такая вот загогулина... Но я всё равно надеюсь, что когда я сдохну никто не заплачет. Пусть никто не заплачет...
Похороны -один из самых дурацких ритуалов во всей жизни. Длгие проводы -горькие слёзы. Не для меня -для тех кто не смог или не захотел сдержаться. Я-то помниться перестал плакать уже давно... Вы знаете -а это не так уж и больно. Когда человек умирает от естественных причин. В смысле не человеку, а его близким. Мне во всяком случае так кажеться. Гораздо поганей когда дохнет тридцатилетний парень от рака лёгких, или от удара грузовиком ЗИЛ, или от калибра 7,62, или... Короче вы поняли. Я этого насмотрелся... Тут есть чувство некоей неправильности... А здесь... Ну чтож время пришло.
Бабушка умирала тяжело. Товарищи из морга убили туеву хучу времени -чтобы её лицо в гробу не выглядело гримассой боли (я их разговор подслушал: Спасиба ребята -хоть остальные родичи простились нормально). Для меня же лицо не играло роли. Я с ней и так простился. Если често я сней простился уже тогда когда услышал по телефону её больной голос. Сам простился -заранее -в мыслях. Тут всё было кончено. Теперь её труп лежит в гробу а её сёстры и дочь пытаются вспомнить когда под подушку класть икону -сейчас или в церкви. Бабушка на них не обижается (или не обиделась бы если бы жива была) -они это из-за любви к ней и из-за веры в ритуалы... Бабушка тоже верила в ритуалы... Всё, встали, понесли. Следующая остановка -церковь...
Ненавижу ладан, ненавижу стоять на одном месте. И если вы думаете -что меня смущает воск капающий со свечи на руку -то вы сильно ошибаетесь. Я не верю в эти молитвы -и у меня ноги сводит. Я потерплю. Не ради бабушки, ради родственников -они же иначе расстроются. Пусть уж здесь им не придётся расстраиваться.
"...Положите крышку... Кто-нибудь возьмите молоток..." оказался ближе всех. Забил первый гвоздь в крышку гроба. Потом кто-то отобрал у меня молоток. Видимо близким родственникам это делать не положено или что-то в этом духе. Я забиваю гвозди в крышку деревянного ящика -это просто ящик народ. Я не нервничаю и у меня даже пульс не участился. Зря вы меня жалеете. Я это переношу лучше многих, но спорить не стоит у остальных в отличае от меня нервы на пределе. Отец как ни странно тоже спокоен, но я вижу -что только внешне... Нормально -он на меня похож -но он всё-таки мать хоронит, не бабушку... Взяли! Понесли! Следующая остановка кладбище.
Я закапываю не бабушку -я закапываю гроб с трупом. Бабушку я хороню. Уже фактически похоронили. Вот и всё. Ящик быстро опустили. Землю бысто закидали. Теперь поминки. Каждый будет вспоминать и рассказывать то, что он сохранил в памяти -то что он бы хотел пожелать для почивших и живых. Только не я. Я буду есть и пить. Потому что с утра не ел и потому что давно не пил. Мне нужна чистая голова -мне через три дня экзамен. Пусть они поплачут. Я быстро смотался. Попрощался с отцом, остальным махнул рукой. Следующая остановка метро -путь к дому и к учебникам. Нельзя лучше поминуть мёртвых, чем быть живым и помочь живым. Ботать...
А башка от ладана всё-таки кружиться.

Воскресенье. 13 мая. 2007 года.

Ботать и спать.

22:21 

?

Доброе время.

Осень 2006 г.

Давно хотел написать что-нибудь доброе. Вот только что? Т.е. это не значит что я просто не могу писать о хороших вещах, нет. Но для того чтобы писать о хороших вещах желательно эти хорошие вещи прочувствовать и осознать. А я привык в последнее время, что если и есть хорошие вещи то -ими надо наслаждаться а не думать о них пока они не сбежали. В общем, теперь я понимаю, почему писатели не пишут ничего, когда они счастливы (это не значит, что я писатель или не значит, что я счастлив, у меня в основном писать просто времени нет). Писатели пишут, когда у них на душе кошки скребутся, даже если они пишут о чём-нибудь милом и добром. Но если пораскинуть взглядом вокруг –то не так всё и плохо. Правда? В конце концов на дворе поздняя осень, тем кто учиться сессия ещё не наступила. Тем кто работает до отчётности тоже ещё не близко. Выходные пролетели в странной манере. Так вероятно птицы летают, даже и не заметил как наступил понедельник 4 часа ночи. А я вроде только недавно с тренировки домой приехал. Ах… Ну да… Я же сразу как приехал –сразу спать и лёг –а теперь задумываюсь –что же так быстро выходные пролетели? Я как всегда всё проспал. Ну а что вы хотели, если мне часто приходиться выбирать чем жертвовать: сном или ужином. Так что выходные –это прекрасно. Это 14 часов спокойного сна (если повезёт). Это занятия с детьми 7-11 лет (те ещё звери) и небольшие тренировки для показательных выступлений (с надеждой, что за это заплатят какие-нибудь деньги). Я встал с постели и глянул на экран компьютера. Винамп замолк и только информационная дорожка свидетельствовала о том, что не вся ещё жизнь замерла в этот утренний (или ночной?) час. Серые брюки и тельняшка –это странное сочетание. Но вам не перед кем чиниться если вы идёте в лес в 4 часа утра по московскому времени. Кожаная куртка, шарф, берцы. Дверной замок тихо щёлкнул, оставив меня любоваться подъездом своего собственного дома. Ну что ж, пойдём прогуляемся? Кого вы надеетесь встретить на ночной улице в ноябрьской ночи? Вряд ли кого-нибудь доброго знакомого. Что можно найти в лабиринте домов, меж которыми гуляет ветер, и иногда металлические звери на колёсах с горящими глазами, которых мы –смертные зовём автомобилями? Наверное, вы мне скажете, что кроме куч мусора, грязи, снега и неприятностей на мою костлявую задницу ничего? Но что-то же гонит меня в ночь? Нет-нет вы не поняли –я не ищу неприятностей. Это уж скорее они ищут меня. И уж если они меня найдут им не поздоровиться… Но вообще-то я мирный и если ко мне в тёмной подворотне подойдут трое и попросят прикурить –я дам им прикурить и пойду дальше. Это их проблемы –если им не жалко портить своё здоровье. Я не минздрав. Да и минздрав всего лишь предупреждает, я и предупреждать не буду. Но вы будете удивлены если узнаете–что ещё можно найти ночью на улице. Например крыс. «Эка невидаль» –скажете вы –«Тоже мне, удивил! Где ж их теперь не встретишь?» Может быть и встретишь –но не таких… В Москве много крыс. Они плодятся. Они охотятся. Они живут. Вы думаете вам принадлежит город? А может вы принадлежите ему? И каждая его часть имеет свои законы и свои мысли. Крысы –это его часть…
Их было много –около двух десятков. Мне стало интересно чего это они там ели. Первая мысль была: «Лучше бы и не смотрел…» И тут же понял, что эта мысль не моя –это заученная фраза из кучи банальных фильмов и одинаковых книг. Меня настоящего эта картина совершенно не трогала. Перевёрнутый мусорный бак под тёмным небом без звёзд, среди бетонных стен и каменных конструкций. Пакеты, банки, пластмассовые бутылки –всякие продукты человеческой деятельности, которые мы не хотим оставлять себе на память –тоже не выделялись среди продуваемой ветром улицы –фонари на которой отсутствовали как класс. И копошащаяся масса серых как пыль созданий ничем не приковывала взгляд… Бедный пёс. Не повезло тебе. Умереть, быть выброшенным на помойку, чтобы в последствии быть обглоданным крысами… Хотя так может лучше чем червями? Наверное кому что больше нравиться –хотя выбор не такой уж и широкий. Иногда мне кажется, что если бы неба не было, то его стоило бы придумать, иначе жизнь становилась бы совсем уж глупой… Не аппетитное зрелище, но и не самое страшное. Одна из крыс поднялась и уставилась на меня. Она стояла на задних лапах и её рост составлял сантиметров 12. Она смотрела на меня своими маленькими глазками и её морда не выражало ничего из того что я мог бы понять. Скука? Голод? Безразличие? Интерес? Может вы разбираетесь в мимике крыс? Так я и стоял наблюдая за неторопливой копошащейся трапезой пытаясь разгадать –сколько интеллекта хранит в себе эта маленькая черепная коробка –и сколько чувств прячут за собой эти черный глазницы серошкурой твари. Ей наскучило смотреть на меня и она снова взялась за поедание старой плоти. Я двинулся дальше.
Ветер неприятно хватал своими скрюченными костлявыми пальцами за уши, холод пытался заползти под куртку –и наверное ему это удавалось. Я шёл и гадал -почему мне не холодно? А ещё я пытался понять, что именно нужно мне от сегодняшней прогулки? Это беззвёздное небо? Или может одинокий свет фонарей вдоль дорог? Или может равномерный тихий шёпот ботинок? Ритм движения и ощущение дороги под ногами? Может просто относительно свежий воздух? Хотя какая свежесть воздуха в городе Москве? Что мне надо?..
Я встретил старый дуб, уже весь опавший но такой же как и десять лет назад здоровый и непоколебимый. Вот и ещё один житель Москвы. И я, конечно, залез на эту несдвигаемую громадину. И, как всегда, я забрался почти до самого верха. И лёг там, в месте где ствол расходится натрое. Ветер противно завывал в ветвях… Бедняга. Ему ведь тоже холодно. Как бездомный пёс. Кажется, ещё чуть-чуть, и его тоже сожрут крысы. Только это чуть-чуть может длиться почти бесконечно. Так странно –лежать в центре чего-то большого, что чёрными паутинками веток разрезает воздух. И странно смотреть в тёмно-серую поверхность неба –как в потолок –ничего там не замечая. Я скучал. Тихо и лениво скучал в гнезде ветвей цепляясь ногами за рубленную кору старца без имени –которым может быть помнит меня до моего рождения… Хотя какой там… Вряд ли он помнит меня вообще –для него я слишком мал, и я не умею разговаривать с деревьями. Говорят в детстве все деревья кажутся выше… Не знаю… Этот дуб для меня не изменился в размере когда я вырос. Я как считал его огромным, так и считаю. Никаких изменений в его внешности я не заметил за эти полтора с лишним десятка лет, которые я, его помню. Может он ощущался и по другому года эдак в 3-4. Но я увы не помню таких нюансов.
Небо раздвинулось. Ощущение было такое. Что небо разошлось в стороны, а то, что под ним –это его плоть, его внутренности, душа… На меня с высоты в несколько десятков (…сотен/тысяч…) миллиардов километров смотрели звёзды и кусок межзвёздного пространства тёмно-синего цвета, который учёные называет космосом. Но упираясь к нам в атмосферу и создавая с ней странный визуальный эффект –всё это становиться небом. Именно это я и видел перед собой. И я наблюдал это до тех пор пока мне было это позволено. Потом облака закрыли брешь и я снова упёрся взглядом в потолок из скопищ газов основным действующим лицом среди которых был и есть водяной пар. Пора. Надо двигаться дальше.
И я двинулся. Я шагал от столба к столбу. От дерева к дереву, возвращаясь домой не той дорогой которой ушёл. Я шёл по лесопарку в тишине ночи. Я двигался по краю тротуара под шум редких автомобилей. Я наконец свернул в переулки и пошёл не разбирая асфальта. Трава, газон, асфальт, бетон, песок, грязь… Что мне в моих ботинках. Всё едино. Только звук шагов меняется. Интересно, а если я закрою глаза –то по звуку шагов пойму по чему я двигаюсь?.. Нет. Наверное, я споткнусь… И упаду… Может быть.
Что-то, движение может, или просто подсознание привлекло моё внимание. Обычный люк из под какой-нибудь вентиляции. А может это какое-нибудь ответвление теплотрассы. Пар убегающий в холодную ночь. Частица тепла. Частица жизни. Куча тряпья или просто остатки чьей-то куртки. Пусто и просто. Но я стоял над этим паром минуты четыре. Он по крайней мере был как будто живым. Он двигался, он всё время менялся. Если уж вы лишены возможности смотреть на огонь, то пусть объектом внимания будет тёплый пар. Какое никакое а тепло. Тепло.
Ладно. Тепло –это хорошо, но пора бы и честь знать. Дома тебя ждут дожидаются не разогретый чайник и не заваренный чай. А также не наполненная тёплой водой ванная. Ноги повернули корпус и он пошёл в сторону дома.
Кстати, прошёл не так уж много по моим меркам. Пару домов (ну может быть тройку). Пару дворов. Маленькое копошащееся жалкое. Даже в голову не придёт что это может быть крыса. Да и слишком большая для крысы тень жалась спиной к зелёному баку помойки. Щенок. Классический двор-терьер щенок. Когда они маленькие они все милые, хоть и грязные. И в память тут же приходит картина о двадцатке крыс жующих старое тело. Не твою ли мамашу малыш? Не твоего ли родителя? Смотри, помойка это место такое... Опасное. Ты ещё слишком молод –где-то четыре месяца. Ты и с одной крысой не справишься, не то, что с двадцатью. Как думаешь –это больно быть съеденным заживо?..
Такой маленький. Такой грустный такой уставший. Жмётся к чем-то лишь бы спину прикрыть. Жалость?.. Ну… Может быть и жалость. Иди сюда трехцветный. Я не самаритянин, но я покажу тебе одно место –тут недалеко. Он тяжёлый сволочь. И грязный, но не вырывается. Сидит себе –точнее висит в моих руках, а я могу сосчитать все его рёбра. Прям как я в молодости. Хотя я, наверное, и сейчас не сильно по фигуре отличаюсь. Вот оно это место, малыш. Угу. Оно, оно, там, где пар. Да, а в эту грязную куртку можно завернуться –что бы было ещё теплее. Вот так. Лучше? Ну вот……………….…
Даже не знаю, что сказать, малыш. Бывай. Вряд ли мы ещё увидимся…

Сижу за компом, пью чай. Заваренный. Ванна подождёт. До завтра. А может, до следующего понедельника. Сижу, пишу (т.е. печатаю), думаю… Не. Я не добрый. Я не делаю жизнь других сильно лучше. Спасти ещё могу. Но построить… Это уж вы как-нибудь сами. Я и со своей-то разобраться не могу… Живи, малыш. Вряд ли ты выживешь. У тебя шансы один на тридцать. Может на сорок. Может, до тебя первыми доберутся черви. Может, ты станешь доверять людям, и тебя однажды это сильно обманет. А может, ты просто умрёшь от холода. Но если ты вырастешь, то возможно твои клыки сильно придутся кому-нибудь не по вкусу. Есть шанс, что ты вырвешь не одному противнику клок шерсти или пустишь крови. Может и тебя будут узнавать по кривой улыбке-оскалу и сколотым зубам. Я тебя не спас. Попробуй. Выберись сам. Маленькая глупость. Просто очередной бессмысленный поступок. Живи. Ты имеешь право на жизнь.


Я тут подумал, а я ведь ненавижу дворовых собак. Они сбиваются в стаи. Они мешаются, лают, бросаются. Гадят где попало. Пытаются пролезть за тобой в подъезд. Их присутствие привлекает сердобольных бабушек пенсионного возраста, словно отставных гестаповцев христианская церковь всепрощения и любви… Короче, не люблю я бродячих собак. Сам бы половину перестрелял, если бы руки доходили. Так зачем же я это сделал? Из-за того, что всё равно этот поступок ничего не изменит? Позвольте, тогда на фиг он нужен? Из обычной милой человеческой жалости? Да ладно тебе, кому это надо? Может тебе просто прикольно думать, что твой жест останется в памяти маленького щенка двор-терьера. И он, превратившись в уличного пса не станет таким, как все остальные? Хочешь, чтоб он не бросался на людей, но побеждал в драках? Какой там шанс? Один из миллиона? Ну-ну, надейся-надейся… Пусть. Пусть будет так. Должны же мы, в конце концов, совершать нелогичные поступки. Жизнь –это не тервер, не матстат. Пусть будет, как будет. Живи.

22:09 

20 марта

Опять он наступил. Чёрт, такое впечатление, что день рождения был вчера и я тогда напился. Слава богу, что я не пью... Хотя легче мне от этого не стало. Хотя наверное зато не стало тяжелее. Обычно мне плевать на символы и я не очень много значения придаю дате рождения (собственно я и сейчас не придаю). Но почему это судьба решила выпихнуть меня в "этот жестокий реальный мир" из тёплой и уютной утробы чётко на стыке двух знаков зодиака? Ну каким образом могут состыковаться и скреститься рыба и баран?! В голову сразу приходит некий аналог русалки но на овечий манер... Мдааа... :^/ Занятное зрелище... Да если бы меня сегодня в 6:00 не разбудили и паралельно не поздравили ( скорее посочувствовали чем поздравили) То я бы и не вспомнил какой сегодня историчесский день... Фуууххх... Как выжатый лимон. И ОЧЕНЬ хочеться спать... Вы что правда думаете что день рождения это праздник?.. Вот везучие люди. Который год мне уже третий десяток идёт? Который год мне уже как стукнуло двадцать?.. Чёрт! И правда который?.. Сорри...
Позвонил отец, он мне собственно и сказал сколько мне лет.Точнее он сказал примерно следущее: "А посчитать не пробовал, толстый?".. Да знаю я, что я редко ем. Знаю-знаю, что щёки впалые и "худющиий-худющиииий". Ну устраивает меня это. Благо грузы ворочаю как надо и тренировки пока не проваливаю. Что бы там не говорила бабушка... Ладно. Бывает. Я правда иногда забываю сколько мне лет, я просто над этим редко задумываюсь. Поэтому когда задумываюсь долго пытаюсь вспомнить, потом махаю рукой и вычитаю дату рождения из нынешней даты...
В марте у моих знакомых и родственников около 10 д.р. +моё. Причём у близких родственников. Иногда даже в один день. Да уж есть преимущества в трезвом образе жизни... Но март всё равно месяц безумия и суеты. Для меня по крайней мере. Слава богу я теперь в домике. Т.е. в крепости. (мой дом -моя крепость). Надо замолвить, правда за судьбу словечко. Она конечно стерва, но погоду подогнала под мой день рождения отменную (вот ведь мания величия, а?) Не её вина, что погодой я насладиться не сумею. Работа и... работа. Плюс учёба. Может хоть высплюсь.
Спокойной вам ночи -чтоб вас никогда не будили в день рождения. Хм. Лучше так: чтоб вас вообще никто никогда не будил -и вы всегда просыпались вовремя и достаточно выспавшимися. Ххххххххрррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр------------------------------------------------------------ппппппппппппппппппппппппппсссссссссссссссссссссссссссссссссссссс.................................................................................................

01:17 

Сожаление

Осень какого-то года.

Доброе время.

Вот в очередной редкий раз залез в интернет. Посмотрел чужие посты... Отключил комп и вышел на улицу. Тут то меня и накрыло. Вспомнилось тоже самое небо только года три-четыре назад. Те же улицы. Те же дома. Даже деревья почти не изменились. Будто Москва заморозила все их жизненные циклы кроме смены времён года. Что-то не меняется эта жизнь. А может это я не меняюсь? .. А жизнь идёт? Нет непохоже. Тогда бы разница была заметна… Иду ли я в ногу со временем? Похоже да, но каким-то своим путём до которого никому нет дела… Меня накрыло и завернуло в тёмную мглу воспоминаний: события, лица, слова… Всё призрачным эхом взлетало во мне и также призрачно таяло… Я запахнул куртку, посильнее укутавшись в старую ткань и кожу. Ветер не сильно дружественным жестом в который раз сбросил упрямые локоны со лба. И они так же агрессивно вернулись на своё законное место… Воспоминания.
Не знаю. В такие минуты я обычно вспоминаю какие-то эмоции. Какие-то незначительные события. Пейзажи навсегда запечатлённые взглядом и услужливо не стёртые разумом. Мелодии ветра и рек. Шум леса… Сегодня мне вспомнилось она… Почему-то…
Это было сколько-то лет с половиной назад. Сто процентов осень. И даже, по-моему, октябрь. Тогда я встречался с одной девушкой… Скажем так она хотела чтобы я с ней встречался. А я был в раздумье. В общем мы знали друг друга и может быть наши отношения переросли во что-то… Просто во что-то. Так правильней.
Она была красива. Даже очень. Той красотой которая заставляет людей поворачивать голову вслед. Красота, которая блистает. Не идеальные черты и формы. А оригинальное творение природы. На обложке журналов она бы смотрелась прекрасно. Но в движении. В жизни она была просто ангелом. Во всяком случае, внешне. Я до сих пор могу вспомнить то как она рывком отбрасывала волосы падающие на лицо. Как они ложились волной на её плечи. Помню, что её улыбка радости резкими, но нежными мазками раскрашивала окружающий мир светлыми красками. Чёрт. Она была очень красива.
Она была умна. Настолько умна, что я иногда не успевал за её мыслью. Её интеллект был не просто высок. Она умела им пользоваться. Это не уровень IQ. Это гремучая смесь сообразительности, ума и хитрости. Она могла на крупицах информации за какие-то доли минуты составить правильный вывод о обсуждаемом событии. Да она была очень умна.
Кроме всего этого –она знала чего хотела. Её целеустремлённость была очень важной характеристикой. Она преодолевала трудности, которые надо было преодолеть и обходила стороной то, что не требовало её вмешательства. Сильная волевая личность приковывала к себе внимание. И… она любила быть в центре внимания.
В общем, она была королевой бала. И, как все королевы, была немножко стервой. Совсем чуть-чуть, ровно столько чтобы подчеркнуть остальные достоинства.
Если уж я так её расписал, то почему же я был в раздумьях –спросите вы? Просто я очень странно с ней познакомился. И в моё подсознание закралось что-то наподобие сомнения. Ещё не сомнение, но что-то близкое. А так как я человек медлительный и неповоротливый в вопросах сознания, то это недосомнение так и осталось там лежать, хотя девушка уже не в первый раз звонила мне и вытаскивала куда-нибудь…
Вообще-то я не люблю шумные вечеринки, дискотечные тусовки и прочее (я на дискотеке то один раз в жизни кажись был, вряд ли больше). Но девушка чувствовала себя свободно и непринуждённо. А я к тому времени то ли уже научил себя толи только начинал учить не чувствовать неудобства в любой обстановке… В общем опыт пришёлся кстати.
Как я уже говорил девушка питалась вниманием. В любой компании она блистала как звезда, и все люди как планеты начинали вращаться вокруг неё. Казалось, что нет темы, на которую у неё не было бы своего мнения. И нет человека остроумней. Пожалуй, я мог бы предложить им пару новых тем. Но это была не моя стезя. И я сидел молчаливый как статуя, как каменный пёс у подлокотника трона своей королевы. Статуей я себя не чувствовал. Псом? Разве что бездомным –эта рука меня ещё не кормила.
Я познакомился с ней где-то в лабиринте московских улиц, когда я остановился немного передохнуть от ноши за плечами, а заодно и шнурки подтянуть на ботинках. В сидящей неподалёку компании мои глаза почему-то выделили её. Уж не помню в чём там было дело (эти вещи я редко запоминаю), но от этой самой компании отделилось несколько молодых людей. По-моему их было трое(не больше), но здесь память может подвести. Не знаю уж что там думали и видели остальные. Но я не делал ничего сверхъестественного, ничего сверхнеобычного. Драки как таковой –и той не было. Просто после этого между мной и этой странной девушкой завязался разговор и я не был его инициатором. Я даже бы и не пытался. Девушкам не нравиться насилие вне зависимости от цели и причины. Мне оно тоже не нравиться. Но причина была веской. И, кажется в этот раз я встретил девушку, которая не считала, что «я мог бы и отступить, промолчать и т.д.» Она была резка в суждениях, но суждения были обоснованы. Она мне понравилась…
Две-три недели мы встречались. Она встречалась, я раздумывал. Я оказывался в разных компаниях среди разных людей. Многих из них можно было бы назвать мажорами. Многих просто цивилами (пусть вас не смущает мой сленг). Однажды, когда меня окружала очередная незнакомая мне компания. Она была в центре внимания. Я сидел и слушал, почти не высказывая своего мнения. Я наблюдал за её глазами. Её ресницами и мимикой. Она меня завораживала. Она была красива. Разговора я почти не слушал. Он был ниочём. Пустой. Хвастовство, дешёвый блеск, дешёвый трёп. Она не любила пустые темы и в основном лишь подшучивала иногда над слишком зарвавшимися болтунами. Её улыбка была прекрасна. Улыбка снежной королевы. Иногда она ловила мой взгляд и улыбалась теплее, но только мне. Да вообще-то она мне и холодной нравилась.
Вы знаете в таких компаниях, часто должны быть аутсайдеры. Те над кем могут смеяться люди без чувства юмора, но имеющие более высокий статус. Этакие козлы отпущения. Которых в этой компании держат для смеху. Этакие публичные убожества. В этой компании такой тоже был. Он выглядел типичным ботаном. Очкариком с кучей прыщей на лице, которому гораздо легче дома среди книг, чем с людьми. Он был таким забитым, смущённым. Иногда неуверенно улыбался (интересно я таким же был?). Я не помню конкретных фраз, я не помню всю ситуацию сначала. Я любовался своей девушкой. Наверное в этот день, моё недосомнение ушло и кануло в лету. Но кое-что я помню…
Фраза была грубой и оскорбительной. Шутка далеко за гранью фола. Все смеялись. Даже я вероятно приподнял край левой губы –это вряд ли было заметно. Но меня это все равно разозлило (не люблю стыдиться –лучше злость). Смущённый молодой человек оказался в центре внимания, в центре смеха. В центре такого внимания никто из нас находиться не хочет. Я смотрел на него. Он был унижен. Я не знаю, наверное на лице моей снежной королевы блистала улыбка. Я почти в этом уверен. Почти… Я не успел…
Парень ответил. Нет. Не просто ответил. Он отпарировал эту шутку с некоей лёгкостью, с искромётным юмором. С сарказмом и в метафорах понятных даже сидящим здесь людям. Это был удар. Да ещё какой! Все смеялись. Но теперь уже не над ним… Я как раз успел повернуться…
Её лицо изменилось. В нём читалась ярость. Глаза пылали. Щёки в прочем тоже. Она была красива когда радовалась. Но Боже! Какой она была прекрасной когда злилась. Линия губ подчёркнуто прямая, на лице играют жвалки. Валькирия севера. Да она была такой. Нет снежной королевы. Глаза её ещё раз злобно сверкнули. И губы задвигались донося до меня слова: «Кин! Дай ему в морду!»
Что я мог тут поделать?.. Я встал…
Повернулся и ушёл. Навсегда.
Вы знаете, я до сих пор жалею… Надо было дать ей в морду.

Почти уверен, что после этой истории многие не захотят со мной разговаривать. Их право. Я делаю то, что считаю правильным. И говорю то, что считаю правильным. И если я чего-то не сделал, то мне за это становиться стыдно. В тот раз, я не сделал. А должен был. Вы скажете женщин бить нельзя? Что они слабый пол? Моя первая девушка могла кинуть меня через бедро без особых проблем. А сила она отнюдь не в мускулах. Сколько людей вы сможете забить кулаками? А сколько людей генерал пошлёт на смерть одним приказом? Если пуля убивает человека –то виноват не пистолет, а стрелявший из него. Если хозяйка говорит своей собаке «фас!» –то собака далеко не так виновата, как хозяйка. Но я не собака, и даже не ручная горилла (ростом не вышел). Был бы на моём месте кто-то другой, парнишка бы лишился челюсти, а девушку даже кровью не забрызгало. Когда один отдаёт приказ, а другой его выполняет –вина ложиться на обоих. Оба люди –и оба разумны. Таков я. И такого моё мнение. И если у меня есть противник мне плевать какого он пола и возраста.
Да. Я знаю –я жестокий и злой. Но это не значит, что я не прав. Спокойного времени…

23:26 

Танец Меча

Я снова вдыхаю рассвет... Ветер толкает меня грудью в сторону озера. Волосы спадают на глаза и рвутся куда-то в даль. Ветер щекочет за ушами и зовёт послушаться волос и идти в этот рассвет. Уйти в даль, в разгорающееся солнце, в пыльную дорогу… Уйти… Дать этому солнцу осветить себя, сжечь, поднять фениксом из пепла… Сжечь… Я крепче сжимаю обмотанную кожей рукоять. Перед глазами проносятся сцены как учебных, так и турнирных боёв. Все движения, все знаки, все финты. Я поимённо вспоминаю противников,.. соперников,.. друзей… Глаз целиться в поднимающееся Солнце, и кожа рукояти приятно и привычно принимает сжимающую её руку. Костяшки белеют от напряжения… Танец пошёл!!! Взмах! Подсад! Выпад!.. Кульбит. Переворот, прыжок!.. Приземление. Перекатился. Взмах!.. Выпад. Серия. Удар!.. Лёгкие выплёвывают горячий пар. Рубаха расправляется на ветру… «Подумай. Узнай противника…» Стойка. Я медленно шагаю в разные стороны пытаясь сохранить всё равновесие и способность размышлять. Возможная атака! –Паре! Отмах и удар!.. Стойка… «думай, Кин, думай…» Спокойные шаги. Взгляд не упускает из виду невидимого противника. Разве можно опередить мысли? Разве можно победить себя? Защищайся!.. Ушёл! Нырнул! Перевернулся!.. Отмах. Слэш. Северный крест!.. Финт. Нижняя тройка! Слэш!.. Стойка… «Дыши, Кин, дыши…» Горящие лёгкие еле в состоянии работать. Лицо раскраснелось и мысли уже не так точны как в начале. Солнце светит так ярко… Защищайся!.. Блок!.. «В тебя попали, Кин. Ты не успел. Ты отвлёкся…» Устало опускаю семь килограммов стали на покрытую росой траву. Лёгкие пытаются переварить столько воздуха, сколько не в состоянии вдохнуть. Тяжело оседаю на землю. «Я снова проиграл, Мастер.» «Можно ли победить себя?» «Переделать можно.» «А победить?..» …Я не знаю, Мастер, я не знаю… Вздох сквозь горящую грудь. Всё-таки это красивое небо. Да и трава здесь –одно загляденье. Эту росу можно пить… Губы касаются клинка. На нём утренняя влага, которой ночь поделилась с рассветом, а тот подарил её травам и цветам. В праве ли мы с тобой отбирать то, что предназначено Солнцу?.. Меч молчит. Наверное эта железяка мудрее меня. Кто верит, что у всех вещей есть душа?.. Блики танцуют на гранях, словно упиваются его совершенством. Да, наверно все вещи хранят частицу души своего создателя. Интересно, а может быть эта частица равна моей? Всей моей? Душе?.. Я легко подбрасываю клинок и подхватываю. Раунд номер два! Ноги поднимают меня и глаза снова сощуриваются в прицел, рот вытягивается в полоску… Танец пошёл!!!…
…Я думаю –это странное зрелище. Человек, один, в поле. Белая рубаха пропитанная потом. Утреннее Солнце, чистое небо. Сверкающая полоска стали выписывающая виражи, разрубая на крошечные осколки солнечный свет и отражая его во все стороны света… Такая судьба. Он был создан для этого… Странный танец на молодой траве. Жёсткие сапоги втаптывающие утреннюю влагу в плоть земли. Сначала пируэты, потом секундное замирание –снова пируэты. Это его танец. Взмахи, удары, финты. Он так красив в лучах восходящих звёзд. И ему всё равно как их будут называть сейчас или через десять тысяч лет. Он безымянный. Он просто танцует. Танцует с собой… на лёгком ветру… над высокой травой… в пламени рассветного костра… Это его танец…

Осень 2003 года. Сентябрь.

03:05 

О правильности поступков… И о справедливости…

Доброе время…

Декабрь 2004. Почти нет снега. Ветер сдувает всё и всех. И мусор. И снег. И вас… И меня…

На тебе! Ещё на! Ещё! Вот тебе! Вот! Ты думал, сможешь попасть в меня?!! Вот ещё! На!
-Остановись во имя всего святого!
Отвали!.. На!
-Прошу тебя хватит!
На!.. Эй ты что делаешь? его осталось только добить парень уже выглядит куском мяса! Ты куда лезешь?!
-Хватит сын мой, он уже не сопротивляется.
Я тебе не сын! Смотрю: он уже действительно не сопротивляется, ползает по земле за пузо держится… А как вы думали? В солнышко с размаху получить… Пытаюсь пройти –этот козёл загораживает мне дорогу…
-Уйди. –рычу я на него.
-С него хватит. Он уже получил своё. –высокий монах перегораживает мне дорогу.
Парень всё ещё усердно ищет воздух. Нет! Не получил! Его же только добить осталось!.. Он уже не боец! Да отвали ты! Нет! Этот подонок только что ударил 12-летнюю девочку. Он ляжет сегодня на больничную койку или я не я! Ненавижу твою рясу!
-Сгинь! –рявкаю я на него из под сдвинутых бровей.
-Нет. Смири свой гнев. Ты же видишь -он безвреден.
-Уйди поп или я клянусь тебя ударю!
-Не надо, сын мой.
(рычу)
Пытаюсь прорваться –чёрт какая у него весовая?.. Для меня много и не нужно…
-Уйди с дороги. Он поплатиться. –мотаю я головой.
-Будь человеком он же ещё ребёнок.
Он труп! И сейчас он им станет!
(снова рычу) –пытаюсь прорваться стороной.
(загораживает проход)
-Сгинь, урод! –рявкаю я останавливаясь.
-Хватит. Час войне и миру время.
Да что ты знаешь о войне урод монашеский! Ты вообще-то кровь раньше видел?!
-С дороги. И ли я тебя покалечу. –сказано почти спокойно.
Гопник почти отдышался –но он всё равно опасности не представляет. Останавливаюсь, успокаиваюсь.
-С дороги, святой отец.
(или как их там православных –«батюшка»?)
-Не надо сын мой, здесь всё закончено.
Он немного расслабляется… Так, надо всё делать быстро… Удар. Чёрт, он его заблокировал (и автоматически в стойку ушёл, потом опять расслабился). Он что в десанте служил:
-Уйди. Прошу тебя. –почти молю его.
-Нет.
-Свали! –зло.
Мотание головой. Издаю что-то похожее на стон вперемешку с рёвом. Гопник почти пришёл в себя. Сегодня не получиться воздать кому-то по заслугам. Сегодня один светлый идиот загородил дорогу мне и моей справедливости. Прорваться уже не получиться… Т.е. можно, конечно… Я почти уверен, что я могу положить его на асфальт вне зависимости от вида войск, в которых он служил и вида рукопашки, которым он занимался… Но… Это будет неправильно. Этот поп не ляжет от одного удара, который будет болезненным, но почти безвредным. Он не отойдёт от серии. Не испугается… Всё это я вижу в его глазах. Вот сейчас он стоит передо мной. И я вижу, что даже если он был бы абсолютно уверен, что я буду его долго и сильно бить. Он всё равно не отойдёт… А я не хочу его калечить… Не хочу делать ему больно. Он не виноват… Он просто по-другому смотрит на мир. И это его право. Да, он помешал мне. Я это ненавижу. Когда я делаю то, что считаю правильным (а я стараюсь, как можно больше поступать так как считаю правильным) –я ненавижу, когда этому мешают… Но, он тоже в своём праве. И он добрый… Как не странно это звучит, но этот бугай метр восемьдесят ростом и с неслабым размахом плеч… Этот человек, во взгляде которого читается усталость старого убийцы… Этот монах в рясе, что загораживает мне проход к тому, что я считаю правильным… Он очень хороший… Даже лучше чем я… По любому лучше… Я не умею прощать своих врагов. А он, видимо, умеет. Я, наверное, никогда не научусь этому. Не поднимусь на следующий уровень… Гопник уже поднялся. Семнадцатилетний увалень с разбитой рожей. Он стоит согнувшись, дышать всё ещё трудно, и размазывает сопли по разбитой роже. В нём уже нет ничего от того наглого самодовольного ублюдка, который три с половиной минуты назад подошёл к маленькой девочке и развязно потребовал у неё денег. А когда она, дрожа и озираясь, в страхе прижимая к своей груди оранжевый портфель с Микки-Маусом, дрожащим срывающимся голосом звонко сказала «Не дам!» –с силой ударил её по лицу… И замахнулся ещё раз. И, наверное, бы ударил… Ударил бы, если бы не я… От этих воспоминаний меня крутит с новой силой. Но моя злость с лёгкостью волн разбивается о каменное сострадание этого неизвестного человека со светлыми глазами… Он стоит словно Голем из старых сказок. Словно Вечный Страж, охраняющий вход в недозволенное. Словно свет, бьющий в глаза нечестивцам пытающимся подняться по лестнице в небо… Я стою и смотрю. Гопник выглядит удручающе. От него действительно ничего не осталось. У него взгляд похож на щенка, которого только что жестоко избили. Он дрожит…Он смотрит глазами, в которых таиться страдание и страх. И кажется, он будет вздрагивать и зажиматься в угол при каждом шорохе… Он выглядит жалко… Вот то самое слово: Он –жалок… Но МНЕ его не жалко. Он мог бы смотреть на меня такими же глазами. И я встречал бы его взгляд и продолжал бы ломать ему руку. Я бы выкручивал ему запястье до хруста –говорящего о том, что кости сломаны. Я бы сделал… Но… Не могу… Увы, не могу… Не сегодня. Не сейчас.
Иногда перед нами встаёт выбор: что сделать? Наказать зло?.. Но и наказать невинного? Или не трогать невиновных, но и зло уйдёт безнаказанным? На каждом этапе своей жизни, на каждом витке судьбы мы выбираем по-разному… Я тоже выбираю. И в такой ситуации учитывается всё… И количество зла, и количество добра, и грех, и, в конце концов, даже твоё настроение… Я выбрал. Я поворачиваюсь и иду по направлению к дому (примерно ещё 90 градусов и будет точное направление домой, но город диктует свои законы…). Я иду и думаю, что это очень погано, когда Добро защищает Зло… -Разве не творит оно при этом зло? Разве не становиться злом? Всё в этой жизни не делиться на чёрное и белое… Хотя как раз на чёрное и белое пожалуйста… Вот только добро тоже может быть чёрным, а зло белым… Просто всё хитро перепуталось и нет возможности сказать, что правильно, а что нет. И даже в правильном поступке всегда есть доля другой стороны. И наоборот. Кто бы что ни говорил… И наоборот.
Где-то через 50 –100 метров я остановился. Я обернулся назад. Я увидел, как монах в чёрной рясе уже помогает гопнику дойти до калитки на церковную территорию. Монах казалось, что-то говорил, хотя что можно разглядеть с такого расстояния? (они тоже двигались за это время –только в другую сторону…) Но, я обернулся не для этого… Не для того, чтобы позлорадствовать. Не для того, чтобы вселить в свою душу надежду, на исправление грешника. Не для проформы, не для себя (хотя и для себя, наверное, для своей души…).
-ПРОСТИ, ЧТО УДАРИЛ ТЕБЯ!!! –заорал я вслед уходящему монаху. Они уже были в воротах, и их почти уже не было видно. Да и ветер… Безумный московский ветер, набирающий скорость в лабиринте московских домов наверняка заглушил мои слова… Я повернулся и пошёл. И побежал. Злость требовала выхода. А до дома ещё 7 километров… Я бежал…

@музыка: Завывание ветра в ушах...

@настроение: не совсем понятное... и правильно и неправильно...

22:10 

С того конца света

Доброе время

Написано где-то в конце августа 2006

Клёво, сидели со Скво в моей квартире, позвонил один классный парень. По спутнику, да откуда-то с Северного Ледовитого океана. Выяснял мой Email. Вообще классно. Понимаете, я его не очень хорошо знаю. Просто хороший парень. Товарищ знакомый. А он взял и звякнул. Радостно, когда о тебе кто-то помнит. Даже те, от которых не особо и ждёшь. Особенно от тех от кого не ждёшь. Если старых друзей почти всех раскидало. То если кто-то из новых товарищей тебя вспоминает на Северном Ледовитом и при этом звонит, то этом потом может стать дружбой? Что наивно звучит? Ну сорри, народ. Я давно не писал и у меня пока косноязычие. Не могу точно выразить свои мысли. Просто прикольно услышать знакомый голос с того конца света и в шоке спрашивать: «А ты где?». А в ответ слышать с усмешкой: «На корабле. Я по спутнику…»
Да парень, ты крут не то слово. Будем надеяться тебя откормят там в плавание, но если то, что ты сказал правда. То и откормят и отпоят :). Увидимся осенью…

...по себе...

главная